«В нашей профессии важно сочетать нестандартные идеи и рациональные аспекты» - Евразийская Премия
logo
A powerful architecture & Construction theme. Construct your website in the perfect Ratio.
Alienum phaedrum torquatos nec eu, vis detraxit periculis ex, nihil expetendis in mei. Mei an pericula

«В нашей профессии важно сочетать нестандартные идеи и рациональные аспекты»

Ерун Схиппер, партнер бюро Orange Architects, член жюри конкурса Eurasian Prize 2021 о том, какими hard и soft skills должен обладать современный зодчий, с чего начинается архитектурный проект и где искать инсайты.

 

— Сейчас очень много разговоров о том, что цифровые технологии меняют мир, захватывая буквально все отрасли и вымещая в некоторых профессиях участие человека. На ваш взгляд, как технологии повлияли на архитектуру, и как изменят ее в ближайшие 10, 20, 30 лет?

— Эта дискуссия не заканчивается, каждый раз, когда меняются технологии, мы снова будем обсуждать это. Возможно, около 100 лет назад, когда мы перешли на кульманы, была такая же дискуссия.
Я бы сказал, что самая важная цифровая революция, которую мы совершаем — это цифровые коммуникации. Благодаря общению в цифровом формате все стало быстрее и проще. С помощью цифровой связи мы получаем гораздо больше информации со всего мира. Помимо цифровых коммуникаций, то, что действительно изменило нашу профессию — это, конечно, цифровое проектирование. С помощью 3D-моделирования мы можем довольно легко визуализировать пространственную концепцию. Например, проект Йонас, который мы сейчас строим в Амстердаме, его было бы невозможно показать без трехмерной визуализации. Мы видим это также в нашем офисе: в VR очках мы можем виртуально гулять по зданиям до того, как их построят. Это уже не утопия, а реальность.
Более того, мы живем в эпоху, когда нам нужно уделять гораздо больше внимания экоустойчивости. Благодаря новым методикам, у нас появляется возможность проектировать устойчивые здания —интегрировать архитектурное видение, конструктивные технологии, материалы, пространственные решения — все устойчивые компоненты здания и весь экологический опыт. Очевидно, что такие технологии делают нас умнее. Дизайн становится более интегрированным и комплексным, но в итоге технологии являются просто инструментом, чтобы проектировать идеи.

— Какими hard и soft skills, на ваш взгляд, должен обладать успешный в своей профессии архитектор сегодня?

— Это очень интересный вопрос. Мы определяем нашу работу двумя принципами: один — Концепция и Мастерство, а другой — Вместе. Первый — это то, как мы можем воплотить яркие концептуальные идеи в реальность, в здания, которые мы строим. Для архитектора важно иметь видение — что вы хотите делать, вы должны уметь воплотить это видение в пространственную идею. Конечно же, архитектор должен иметь великолепно развитое чувство эстетики.
Наша команда твердо верит в «гений места», мы создаем здания для определенной территории, что невозможно сделать без хорошего понимания контекста. Так же, архитектор должен знать и о технической стороне. Я всегда говорю, мы не просто художники, мы еще и инженеры. Инженерная составляющая, то, как можно построить придуманное здание, очень важна для архитектора. Все это называется hard skills.
Если говорить о soft skills (принцип «Вместе») — это умение мотивировать и вдохновлять. Когда мы работаем над проектом, мы работаем не только с заказчиком, но и с администрацией, жителями, различными организациями. Архитектор должен уметь сотрудничать со всеми заинтересованными сторонами, потому что разные интересы делают проекты многогранными. Кроме того, архитектор должен обладать хорошей выдержкой. Создание урбанизированной среды – очень сложный и долгий процесс, и мы должны уметь работать на длинных дистанциях, быть одновременно выносливыми и гибкими.

Для следующего вопроса важен контекст. В России появилась образовательная инициатива от профильного министерства, которая предполагает объединить в рамках подготовки в вузах к 2024 году четыре профессии: градостроитель, дизайнер городской среды, архитектор-реставратор и архитектор — в единую специальность (образовательный стандарт) архитектор. Инициатива вызвала большой резонанс и породила споры в профессиональном сообществе. В частности, Союз архитекторов России выступил против оптимизации, отметив, это решение уничтожит несколько совершенно разных и востребованных профессий. Оппоненты же утверждают, что в течение ближайших 5-10 лет профессия технологически изменится настолько, что для получения специализации будет достаточно пройти онлайн курс.

— Наш вопрос о будущем архитектурного образования. В ближайшей перспективе, архитектор — это больше универсал, прошедший базовое обучение, или человек, изначально выбравший одну из специализаций?

— Это определенно интересная и сложная тема. Если привести вопрос к базовым понятиям, то он будет звучать так: должен ли архитектор быть универсалом или специалистом? Думаю, что мы должны быть и теми, и другими. Я, например, архитектор и урбанист (градостроитель, — прим. ред.), иногда занимаюсь дизайном интерьеров. Я не дизайнер окружающей среды и не ландшафтный архитектор. В Нидерландах это другая профессия. Здесь не все однозначно. С одной стороны, архитектору важно иметь представление о городском планировании или, например, о ландшафтной архитектуре. С другой — он должен аккумулировать важную техническую информацию, которая будет зависеть от специализации. И здесь она совершенно разная у архитектора и ландшафтного дизайнера. Я думаю, что, получив некое базовое образование, архитектор может развиваться профессионально в определенной специализации, которая зависит от его интересов.

И все-таки, можно ли объединить все эти профессии или их стоит разделять?

— Если для получения образования нужно 5-6 лет, может быть, в базовом образовании, в бакалавриате, это будет универсальное образование, в котором вы осваиваете навыки всего спектра нашей практики, но для получения степени магистра вам нужна специализация. Например, мы по многим проектам сотрудничаем с ландшафтными архитекторами, они вкладывают другие идеи в проект — у этих специалистов другие знания и качества, которыми классический архитектор не обладает в той же степени. Я не думаю, что может быть один архитектор-универсал, который сможет предусмотреть все детали и выполнить проекты действительно качественно — все должно быть интегрировано и работать в комплексе. Если у всех будет одинаковое общее образование, вы обязательно упустите важные вещи.

— А как вы работаете над новым проектом? Это индивидуальный процесс или результат работы команды?  Расскажите, пожалуйста, как устроена работа от воплощения идеи в готовый проект?

— В нашем офисе мы работаем совместно, командой. Над проектами вместе работают люди с разной специализацией: архитекторы, градостроители, дизайнеры интерьеров. Мы стремимся сделать каждый проект отличающимся от предыдущих. В первую очередь, мы обсуждаем с командой, в чем заключаться особенность проекта, на чем нам нужно сфокусироваться. Для нас это всегда начинается с анализа территории, ее исторического и культурного контекста, идентичности места. Затем мы собираем вместе пожелания заказчика, итоги нашего анализа, и на основе этой информации мы формулируем привлекательную концепцию.
Наш офис не ориентирован на стиль, мы не создаем проекты определенного стиля, каждый проект начинается со своей идеи, и мы стараемся реализовать эту идею наилучшим образом. Если идея сформулирована четко, то команде понятно, как продолжать над ней работать. Идея похожа на красную линию в проекте, за которой мы должны следовать.

— Сколько человек обычно работает в команде проекта?

— На небольших проектах может работать даже один или два человека, если мы говорим о больших и сложных проектах, это 6 – 8 специалистов.

В одном вашем интервью Вы сказали, что перед тем, как приступить к работе, вы приходите на площадку будущего проекта, чтобы прочувствовать атмосферу территории. Почему для вас так важен исторический контекст и так называемый «дух места»?

— Мы стремимся разрабатывать проекты, связанные с контекстом в широком смысле этого слова. Это значит не только физический контекст, это также техническое задание от заказчика, история места, его современное и прошлое использование. Проанализировав и выделив особенности проекта, мы можем разработать индивидуальную для этого места концепцию. С одной стороны, это очень рациональный процесс, но с другой стороны, он всегда частично интуитивен. В нашей профессии важно сочетать рациональную техническую часть с интуитивным аспектом — видением. Конечно, вы можете анализировать бесконечно, и это не значит, что вы получите интересный проект. Вам нужно четко сформулировать свои мысли и свое видение, прежде чем вы приступите к проектированию.

— А были истории, когда контекст менял первоначальное видение?   

— Да, конечно, бывает. Проект развивается за счет новых данных. Мы всегда стараемся посетить площадку прежде, чем начать работу над проектом, посмотреть, что особенного в конкретном месте. Кроме того, в процессе работы заказчик меняет свои пожелания. И если заказчик меняет что-то, то концепция должна быть достаточно устойчивой, чтобы включить новые вводные. Это то, с чем вам придется иметь дело, потому что если представить процесс проектирования, то это не прямая линия от начала до конца, это всегда ухабистая дорога.

— На ваш взгляд, что для архитектора важнее, сделать ряд уникальных творений, которые останутся будущим поколениям, или предложить универсальные, но простые эффективные решения для массового строительства?

— Наша компания работает над большим количеством жилых проектов. В Нидерландах в ближайшее десятилетие для 17 миллионов жителей потребуется около 1 миллиона единиц нового жилья. Это можно рассматривать как массовое производство. В тоже время, качество городской среды зависит от ее разнообразия, оно должно присутствовать в проектах даже при решении массовой задачи. Наши существующие города доказали, что, внося разнообразие в кварталы и районы, их среда становятся богаче. Монофункциональные города и районы не представляют особого интереса; им не хватает многогранности, которая привлекает жителей.

— Хотелось бы узнать подробности вашей работы в питерском проекте Golden City (в июне проект стал обладателем премии Urban Awards 2021, а также премии Золотая Капитель — прим. ред.). Есть ли особенности в работе архитектурного бюро в России?

— Что касается проекта Golden City, (мы работаем над этим проектом совместно с компаниями KCAP и А.Лен), в 2015 году мы приняли участие в конкурсе на застройку портовой территории в команде с KCAP и выиграли этот конкурс. Конкурс для нас тоже начался с идентичности Санкт-Петербурга. В этом преимущество иностранного архитектора: всегда можно взглянуть на город свежим взглядом. Мы заметили две вещи: Санкт-Петербург действительно уникален, он имеет свой характер, особую городскую структуру; исторический город высоко ценится за его целостность, красивые общественные пространства и архитектуру. Как только вы покидаете центр города, и въезжаете в районы советского индустриального периода застройки, город начинает разваливаться. Для нас проблема даже не в архитектурном стиле, а в масштабах структуры. Мы видим, что в последние десятилетия массовое жилищное строительство стало крупнее, масштабнее. В этом случае теряется общественное пространство: когда здания становятся слишком большими, общественное пространство также становится большим и некомфортным. В нашем проекте, мы постарались создать две вещи: во-первых, сохранить связность города, ассоциацию с исторической частью. Если вы приедете в город по воде и увидите Golden City, вы сразу должны понять, что вы находитесь в Санкт-Петербурге. Во-вторых, мы хотим сделать аутентичное городское пространство таким же естественным, как в историческом городе. Это не значит, что мы предлагаем псевдоисторическую архитектуру, мы создаем современную архитектуру, но речь идет о создании закрытых периметральных кварталов, внутренних садов, улиц, площадей — городских пространств, которые люди понимают и ценят в историческом городе.

— У вас есть еще проекты в России, в каких еще городах вы хотели бы поработать?

— Да, мы работаем в разных городах: конечно же Москва — интересный город для проектирования. На данный момент, мы работаем над проектом в Новосибирске, а так же выполняли проект Чебоксарах. Недавно нас пригласили участвовать в конкурсе на реновацию хрущевок в Москве. В Нидерландах тоже есть территории, которые были застроены экономичным способом сразу после второй мировой войны, и сейчас, спустя полвека, мы смотрим на эти территории совсем по-другому. Реструктуризация таких районов — важная задача для многих городов Европы. Если посмотреть на российский контекст, то эта задача не менее важная для большинства городов России. Нам интересно работать в городах и делать их лучше, поэтому мы считаем, что с нашими знаниями и опытом мы могли бы внести достаточно большой вклад в формирование новой среды на территориях послевоенной застройки.

— Один ваш коллега сказал мне, что для архитектора величайшее счастье, когда удается найти заказчика, который согласен воплотить идею или построить готовый проект архитектора, а не наоборот. Согласны ли вы с этим высказыванием. Есть ли у вас идеи, концепции, которые ждут своего часа и своего заказчика?

— Мы работаем с точностью до наоборот. У нас нет заранее продуманных идей, мы всегда ищем вдохновения в заказчиках, в людях, с которыми мы работаем, в территории проектирования или в задачах, которые мы должны выполнить. Мы не ищем заказчиков для реализации наших идей. Мы ищем амбициозных заказчиков, открытых новым идеям, которые хотят сделать что-то особенное. Мы хотим придать форму их идеям. У архитектора уникальная позиция — мы можем представить себе вещи, о которых люди не думали, и ответить на их вопросы по-новому. Это наша главная цель — всегда критически относиться к вопросу и посмотреть, сможем ли мы извлечь из него что-то большее. Мы работаем не для того чтобы реализовать наши подготовленные идеи, они меняются от задания к заданию от места к месту.

В завершение нашего разговора три вопроса, которые мы обязательно задаем членам жюри конкурса «Евразийская Премия».
Первый вопрос. В чем, по-вашему, заключается миссия современной архитектуры? Как архитектура сегодня меняет мир?

— Да, это, возможно, главный и самый важный вопрос. Мы живем в эпоху, когда мы должны действовать по-другому, нам нужно придерживаться более устойчивых решений. Мы твердо верим в изменение климата, и необходимость сокращения выбросов углерода. Если же сформулировать коротко, миссия архитектуры заключается в том, чтобы сделать мир лучше. Это большая задача, мы уже сделали много, но недостаточно. Для этого нужно работать совместно с разными сторонами: администрацией, заказчиками, консультантами и новаторами в области технологий, которые преследуют одну и ту же цель. Архитекторы — это лишь небольшая часть тех, кому предстоит решать эти задачи, но мы стоим в начале многих процессов и можем управлять ими. На данный момент, мы видим в этом серьезный вызов — создавать надежные и экологичные здания и ландшафты.

—  Второй вопрос. Вы вошли в жюри конкурса «Евразийская Премия». На ваш взгляд, что дают подобные независимые конкурсы архитектурному сообществу?

— Показывать лучшие проекты — это действительно важно. Такие конкурсы собирают архитекторов вместе и объединяют их. Это серьезный стимул для молодых, возможность показать лучшее и стремиться в работе к тому, чтобы проекты были достойны конкурса. Для меня как для члена жюри — это очень интересный опыт — посмотреть, что же происходит в разных точках мира, как меняется архитектура и дизайн, как он эволюционирует со временем.

— У вас есть возможность обратиться к участникам конкурса Евразийская Премия, а также к тем, кто еще сомневается, нужно ли участвовать в профессиональных конкурсах.  Что бы вы им хотели посоветовать или пожелать?

— Нужно делать интересные проекты, воплощать нестандартные идеи, стремиться к качеству. Я думаю, что намного лучше создать один уникальный проект, чем делать 10 универсальных за то же самое время. Дело не в объеме работы, которую вы делаете, а в ее качестве. Если вы гордитесь тем, что сделали как дизайнер, архитектор, вам обязательно стоит отправить вашу работу на конкурс. Главное — это жажда творчества; архитектор может делать хорошие вещи только в том случае, если у него есть любовь к своему делу. Если вы преданы делу, вы работаете серьезно и качественно, если у вас есть хорошие идеи, вы должны поделиться ими с другими людьми и конкурс — отличная площадка для этого.

Фото и иллюстрации предоставлены Orange Architects